Нужно переделать этот фильм или вообще снять его с проката

До выхода на экраны картины «Хапсыһыы» мне очень нравилось творчество Никандра Федорова. Он снял прекрасные фильмы о детстве – «Как починить велосипед» и «Потанцуй со мной». В одном интервью он сказал – «Мои воспоминания — источник вдохновения». После просмотра новой спортивной драмы мне хочется сказать ему –«Оставался бы ты лучше в детстве».

Никандр сам из спортивной семьи: его отец Андрей Васильевич Федоров – один из лучших тренеров по якутским прыжкам, отдавший свою жизнь воспитанию детей и молодежи. Чтобы снять свой новый фильм, Никандр освоил борьбу, подкачал мышцы и сам исполнил роль главного героя. Но мне показалось, что сменив свое имя – взяв творческий псевдоним Айыы Тыыннаах Эр Санаа Ох-Хотора, он переродился. И не в лучшую сторону, увы.

Я на самом деле человек весьма миролюбивый, не жажду крови, но всему должен быть предел. Не надо ссылаться на то, что это фильм художественный, и режиссер, дескать,  вправе использовать выдумку для обострения сюжета, изменять фабулу первоисточника. Ведь Никандр не единожды повторил в своих интервью, что взял за основу повесть народного писателя Егора Неймохова “Хапсыһыы (Схватка)”и книгу самого В.П.Карпова “Ат өрөҕөтүнэн, уорҕатынан олох”. Пора всем нашим юным деятелям от кино понять, что нельзя обращаться своевольно с историей и как угодно менять факты, которые знает вся Якутия. Если уж так хотелось ребятам внести свое имя в анналы кино, могли бы снять драму спорта без привязки к конкретным личностям, почитаемым в мире спорта людям.

Карпов предстает в фильме человеком беспринципным, откровенным хулиганом и едва ли не убийцей. Этим была немало удивлена его супруга Татьяна Петровна, признавшаяся в своем выступлении, что Слава не был таким, не матерился, не мог избивать людей ногами.

Совсем не прорисован в картине образ Коркина, не показан титанический труд наставника и его учеников. Мы не увидели кадров изнурительных тренировок, бесед тренера с воспитанниками, но зато долго смаковались сцены пьянства. Из литературы мы знаем, как уважали и любили юные борцы своего Петровича, как беспрекословно подчинялись ему. Невозможно вообразить, чтобы ученик Коркина пришел пьяным к нему домой ночью и начал ему предъявлять свои претензии, утверждая, что тот сломал ему жизнь.

У нас есть художественный совет, который дает путевку в жизнь фильму? Кто был заказчиком этого пасквиля? Были ли у молодых ребят, далеких от мира борьбы, спортивные консультанты?

Никак не могу согласиться со своими молодыми коллегами, которые восхваляют эту, с позволения сказать, картину. Если человек не понимает своих ошибок, если другие его поддерживают в его заблуждениях, что он снял гениальный фильм, оговорив известных людей, которые до недавнего времени были с нами рядом – то нужно строго указать на это.

Нужно думать и смотреть вперед на многие годы. Если мы походя будем низвергать своих кумиров, народных героев в угоду кратковременному хайпу, мы не воспитаем свою молодежь.

Нам не надо врагов, мы сами лучше любого неприятеля свергнем с пьедесталов своих небожителей, опошлим и переиначим свою историю. Куда мы таким образом дойдем, если каждый будет выносить на широкий экран свои измышления?

После просмотра фильма я разговаривал с призером Олимпиады Александром Николаевичем Ивановым и его женой Варварой Афанасьевной, супругой нашего олимпийского чемпиона Романа Дмитриева Антониной Софроновной.

А.С. Дмитриева была в горьком недоумении, назвав кощунством сцену сожжения главным героем газеты с портретом Романа Михайловича. Ни у одного спортсмена не поднялась бы рука совершить такое святотатство, тем более у такого тонкого и интеллигентного человека, каким был Вячеслав Карпов. В картине внушается такая несуразная точка зрения, как будто Карпов обижен на то, что Р.Дмитриев якобы поехал на Олимпиаду-1972 вместо него. А ведь все любители борьбы знают, что Карпов при всем своем блистательном таланте не был кандидатом на поездку в Мюнхен, да и боролся он в те годы в совершенно другой весовой категории – 57, 62 и даже 67 кг. К тому же они с Романом были настоящими друзьями, ни одной тени не было в их отношениях.

Большим ударом в судьбе Карпова стала трагическая смерть его лучшего друга, кумира Николая Захарова-Сахаачча. Еще одной причиной стал уход из жизни любимой матери Евдокии Егоровны.

Я видел его в не лучшие для него времена в пресловутой “Мордобойке”  на Курашова, но и там он выглядел вполне достойно, не в пример завсегдатаям этой пивнушки. Никоим образом не оправдываю его падения, тем не менее он заслуживает уважения за то, что нашел в себе силы вновь встать на ноги и достойно прожить всю последующую жизнь. В этом ему очень помогли любовь к своей супруге Татьяне Петровне – юной Танюше, эпизодическую роль которой хорошо сыграла Кэрэчээнэ Туприна, а также поддержка Д.П. и А.С. Коркиных.

Ближе мы познакомились, когда я пришел в спортивную журналистику. И я всегда поражался его мудрости, доброте и человечности. Он искренне хотел остановить других от  такой беды, как пьянство, поэтому совершил такой гражданский подвиг, написав книгу-исповедь.

Вячеслав Карпов был одним из самых начитанных борцов первого поколения, из числа которых вышли столько замечательных людей. Он был ценителем хорошей литературы, мог прочитать по памяти любое стихотворение русских и якутских классиков, любил острое слово, добрую шутку. Всех своих знакомых он поминал добрым словом, я не слышал от него обидного в адрес других.

В 2007 году я подготовил большую статью о Карпове. Тогда Вячеслав Павлович часто заходил к нам в редакцию “Спорта Якутии”. В основном рассказывал о достижениях шашистов. Он обращался ко мне с предложением подготовить книгу, но тогда я посчитал себя неготовым для такой большой работы.

Вот что я писал в своей статье о взаимоотношениях борца и его наставника, я видел, с каким уважением он относился к Дмитрию Петровичу и Александре Семеновне, как он болезненно воспринимал свои срывы и мучился от этого:

“Дмитрий Петрович – действительно великий человек, хотя в полной мере осознали мы это только после его смерти. Он был совершенно другим человеком, отличным ото всех его окружающих. Петрович с молодых лет выбрал себе эту стезю, поставил перед собой высочайшие задачи, цели и никогда не отклонялся от их воплощения, претворения. У него не было в жизни других дел и увлечений – только борьба. Мне даже кажется, что он стал русоведом для того, чтобы хорошо овладеть русским языком.

В 1965-м я окончил школу и мог поступить в любой вуз, на любой факультет – меня бы приняли. Но я как-то подсознательно, в подражание Петровичу, поступил на филфак, на русское отделение. Может, если бы я туда не пошел, жизнь сложилась бы совсем по-другому, кто знает… Николай Кириллович Алексеев отговаривал меня от этого шага, я не послушался. В школе я много читал, как уже говорил, поэтому считал себя подготовленным, но вуз – это ведь вовсе не школа, к тому же было очень много «лишних» на мой взгляд предметов – старославянский, древнерусский и т.д.   Пришел на факультет, а там на весь курс – пять парней… Ни один из нас не окончил университета, кто ушел, кого «ушли». Мать заболела, и я со второго курса уехал домой, в Чурапчу. Перевелся как бы на заочное, но так и не окончил. До сих пор не могу понять, почему не пошел на историческое, ведь я до сих пор люблю историю…

Еще одна особенность Коркина – это то, что он начинал тренерскую работу с того, что тренировал своих сверстников, взрослых по сути людей. Поражает то, что они его очень уважали, он обладал у них непререкаемым авторитетом. Всем своим поведением, безупречной своей жизнью он заслуживал глубочайшего уважения у всех – на интернатском холме он был Царем и Богом. У него была особая аура – все его коллеги, руководители увидели и почувствовали в нем его особую миссию, его высокое предназначение – и пошли ведь за ним, поверили ему. Он умел подчинять своим требованиям, не применяя наказаний или угроз, сотни мальчишек, не особо-то отличающихся примерным поведением – ведь приезжали к нему «отборные» ребята, такие, как Захар Чукров,  Ганя Дмитриев, Юра Андреев (надеюсь, они не обидятся на меня за эти слова). Придет он на тренировку, если кто-либо заслуживал порицания – сядет на ковер и молчит десять минут, двадцать, смотрит только исподлобья. Никто и не смел пошевельнуться, не то что слова сказать или засмеяться… Не скажу, чтобы его боялись или подавлял он всех психологически, просто перед ним благоговели, уважали в огромной степени.

А теперь наши тренеры не имеют такого отношения со стороны своих учеников.

Дмитрий Петрович не мог со мной ездить на соревнования, сопровождать меня или других ребят – он был тяжело болен. Я счастлив, что исполнил его мечту – стал чемпионом Союза. Впервые я видел его искреннюю, неподдельную радость, когда 18-летним выиграл чемпионат республики среди взрослых.

Петрович никого не выделял из своих учеников, хотя любимчики, те, на кого он особенно рассчитывал, конечно же, были. Одним из таких был я. Когда читаешь статьи тех лет Ивана Кычкина, понимаешь, что он возлагал на меня очень большие надежды. Но тем не менее он этого не выказывал, ведь позднее таких чемпионов у него стало много, для него все были равны – что чемпион мира, что второразрядник, даже не выигравший районное первенство.

В 1964 году, когда открылся спортивный интернат при Чурапчинской средней школе, приехало множество ребят, талантливых, перспективных, и вместе с тем и вольнолюбивых, порой не считающихся с дисциплиной – в спорт идут ребята сильные, не вписывающиеся в рамки. И только через два года «наверху», была открыта уже республиканская спортивная школа-интернат.

Вот эта спортшкола стала первой в республике и сразу обрела широкую славу. Сюда прямо-таки рвались лучшие ребята со всей Якутии. Петрович каждого сам лично осматривал, беседовал с ним, некоторым давал от ворот поворот. У него была удивительная способность визуально определять перспективность мальчишек. Он проверял новичков в деле, устраивая схватки с более опытными ребятами.

Дмитрий Петрович во многом опережал свое время, был новатором. Он первым в СССР начал задавать большой объем тренировочных занятий. Когда мы уезжали на сборы, чувствовали себя как на курорте: отработал полтора часа тренировок до обеда, полтора часа после – и свободен. А у Петровича никогда не знали, когда закончится тренировка – то ли  через два часа, то ли через четыре… Поначалу, как я понимаю теперь, у него не было наработанной методики, ведь научно разработанных методик тогда не было вообще, он действовал методом «трех П» – путем проб, побед и поражений, искал свой путь, свою методику. Он давал очень большие нагрузки, после этого прерывал тренировку минут на пятнадцать, мы садились на ковер и слушали его беседу – о борьбе, о прославленных спортсменах. Это было что-то сродни восточной медитации, погружения в философию борьбы.

Но затем он нашел свою дорогу, начал проводить тренировки совершенно по-другому. Он очень скрупулезно и педантично записывал все свои занятия, весь ход тренировок. Начал фотографировать, снимать на кинопленку различные соревнования. Ввел индивидуальные занятия, оставлял после тренировок троих-четверых и работал с ними. Многое из используемого нынче он сам придумал и ввел в свою практику – круговые тренировки, интенсивные спарринг-поединки с поочередно сменяющимися противниками (то, что используют «краповые береты»).

После каждого возвращения с выезда ребята должны были обязательно заходить к нему, рассказывать и письменно составлять отчеты обо всем – как боролся, что было сделано правильно, в  чем были ошибки, какие новые приемы увидел или узнал.

Некоторые считали его нелюдимым, угрюмым, тяжелым в общении. С теми, кто ему нравился, кого он любил – он общался очень близко, по-дружески, мог подолгу разговаривать, обо всем – не только о борьбе, причем говорил он на очень хорошем, литературном и богатом якутском языке. Он очень хорошо смеялся, у него была такая душевная, светлая, идущая из глубины улыбка.

Спиртного он вообще не воспринимал, не потому что болел, а органически и идейно не принимал алкоголь. А ведь это было время расцвета, самого настоящего разгула пьянства, пили тогда все – рабочие, секретари райкомов. Он же не пил, не участвовал в бесконечной череде застолий, проводимых по поводу и без, и потому был одинок, носил и переживал все это в себе. Он очень больно воспринимал случаи пьянства среди своих учеников.

Не миновала эта «злая чаша» и меня. Были времена, когда из-за пьянства чуть не скатился вниз, на самое дно. Супруга Дмитрия Петровича Александра Семеновна мне много позже рассказывала, что когда из-за этого я ушел из борьбы в прямом смысле – уходил от него, он молча стоял у окна, провожая меня взглядом, на глазах у него были слезы».

Вот пост Антонины Дмитриевой:

Сходили на «Схватку».

Не скажу, что фильм плох. Но это вечное желание молодежи построить сюжет на конфликте, высосав его из собственных фантазий, уже потихоньку начинает доставать. «Я должен был поехать на Олимпиаду, а не он!» Откуда, зачем? Разные поколения, разные веса. Зачем их противоставлять, когда и противопоставление никогда им и не снилось. От коркинской школы до Олимпа еще пахать и пахать так, чтобы кожа слазила, столько уровней еще пройти надо международных.

А тут и портрет в огонь кидают. Хорошо, хоть не топчут. Бесовщина. «Это художественный фильм!» Ну и что?

Не врите, господа.

А то наивный юный зритель поверит, что действительно Роман видите ли поехал на Олимпиаду вместо Карпова, прыгнув сразу из Чурапчи на Олимп. Я все время критиковала, что у нас все заслуги по борьбе приписывают одному своему тренеру. Про всех других советских тренеров сборной СССР, таких, как Преображенский С. А., Барба Т. С., Бураков Г. А. и др. вообще не вспоминают, как будто их и не было в жизни олимпийцев. Вячеслав Карпов был достаточно умным человеком, чтобы этого не понимать.Ложный патриотизм воспитал целые поколения незнаек. Изучайте матчасть, прежде, чем снимать фильмы. Продолжайте рубить бабло на лжи.

Не буду ходить я больше на якутское кино про борьбу. Да и спектакли тоже. Дилетантство.

Лучше Куросаву посмотрю.

И как был прав Роман, когда говорил, что чем больше времени пройдет, тем больше будет тех, кто скажет, что он у меня выигрывал. Маленьким мой сын Ромик тоже верил, что выигрывал у Сажида Сажидова. #соцсеть

Коркин и его ученики – это явление в истории нашей Якутии, и хотелось бы, чтобы вокруг их имен не было грязной накипи, досужих домыслов и откровенной инсинуации…

Так совпало, что сегодня исполняется ровно 40 лет, как ушел из жизни великий тренер…

Я однозначно считаю, что нужно или переделать этот фильм, или вообще снять его с проката. К моему мнению присоединяется известный тренер, спортивный обозреватель и писатель Иван Барашков, который назвал картину худшим фильмом в истории якутского кино: “В фильме практически отсутствует спортивная составляющая. Есть множество неточностей и несуразностей, которых не было в жизни. Не раскрыты образы Карпова и Коркина. Перед выпуском фильма нужно было показать его ветеранам и Министерству спорта”.

Владислав КОРОТОВ,

фото из личного архива автора.

P.S. Для тех, кто не знаком со спортивной биографией героя этого фильма.

Карпов Вячеслав Павлович – вольная борьба

Родился 6 апреля 1947 г. в с.Чакыр Чурапчинского улуса.

Мастер спорта СССР по вольной борьбе (1967). Мастер спорта ЯАССР по борьбе хапсагай (1980). Кандидат в мастера спорта по русским шашкам.

Первый чемпион СССР среди юношей (1965). С 10 лет начал заниматься вольной борьбой у выдающегося тренера ХХ столетия Д.П. Коркина.

1964 г.

Серебряный призер первенства ЯАССР среди юношей. Серебряный призер чемпионата Дальнего Востока и Сибири (юноши), Улан-Удэ. Серебряный призер РСФСР (юноши, 49 кг), Оренбург.

1965 г.

Чемпион ЯАССР (юноши, 52), Чурапча. Чемпион ЯАССР, Якутск (взрослые, 52). 2 место в отборочном первенстве РСФСР (взрослые, 52), Ярославль, приз за лучшую технику. Чемпион ЦС «Урожай» (юноши, 55), Черкесск. Чемпион СССР (юноши, 52), Махачкала. Чемпион ЦС «Урожай» (взрослые, 57), Нальчик. Чемпион г.Якутска (взрослые, 57).

1966 г.

3 место на международном турнире в Тбилиси (52). Чемпион ВЦСПС (57), Таллин, приз за лучшую технику. Серебряный призер чемпионата ЯАССР, Якутск (57). Чемпион зоны Дальнего Востока и Сибири, Чита (57). Чемпион зоны Дальнего Востока и Сибири (молодежь, 57), Хабаровск. Командное первенство СССР, Кадиевка Украинской ССР, 7 место. Чемпион РСФСР (молодежь, 57), Нальчик, приз за лучшую технику. Первенство СССР среди молодежи, Тбилиси (57), 6 место.

1967 г.

Чемпион ЯАССР по борьбе хапсагай (58), Якутск. Чемпион зоны РСФСР «Урожай» (62), Чита. Победитель международного турнира на призы Салавата Юлаева, Салават, приз за лучшую технику. Победитель первенства Казахской ССР на призы Н. Абдирова, Караганда, приз за лучшую технику.

1968 г.

Чемпион ЯАССР по борьбе хапсагай (60), Якутск. Чемпион Дальнего Востока среди молодежи (57), Чита. Серебряный призер первенства зоны Дальнего Востока и Сибири по борьбе «хуреш» (64). Серебряный призер Всесоюзного турнира (57), Якутск. Чемпион Всесоюзного турнира на призы Н. Барашкова, с.Чурапча, Чурапча.

1969 г.

Чемпион ЦС «Урожай» (62), Орел, приз за лучшую технику. Чемпион ЯАССР (62), Якутск. Чемпион Дальнего Востока (62), Якутск. Победитель международного турнира, Раднево, Болгария. Чемпион РСФСР (57), Новосибирск, спецприз «За волю к победе».

1970 г.

Бронзовый призер ЦС ДСО «Урожай», Ейск. Чемпион Спартакиады сельских спортсменов СССР (67), Кишинев, приз за лучшую технику. Победитель международного турнира (57), Ямбол, Болгария.

1971 г.

Победитель международного турнира на призы А.Алиева (57), Махачкала. Чемпион Спартакиады Дальнего Востока и Сибири (62), Владивосток. Бронзовый призер Спартакиады народов РСФСР (57), Таганрог. Чемпион СССР среди сельских спортсменов (62), Иджеван. Победитель Всесоюзного турнира (62), Якутск.

1972 г.

Чемпион Дальнего Востока и Сибири (62), Якутск. Победитель Всесоюзного турнира (62), Якутск.

1973 г.

Чемпион Облсовета ДСО «Урожай» (62), Чурапча.

1974 г. Чемпион ЯАССР (62), Хандыга. Чемпион Спартакиады среди сельских спортсменов РСФСР (62), Казань.

1978 г.

Чемпион Спартакиады народов ЯАССР по борьбе хапсагай.

1989 г.

Чемпион ЯАССР по борьбе хапсагай (ветераны, 65), Якутск.

1992 г.

Серебряный призер турнира по вольной борьбе «Звезды Якутии» (62), Чурапча.

1994 г.

Бронзовый призер мира среди ветеранов, Рим.

Неоднократно награждался призами за лучшую технику в первенствах РСФСР и международных турнирах.

С 1986 г. тренер по шашкам первого гроссмейстера из народа саха Александра Азарова.

Лауреат Государственной премии РС(Я) имени Д.П. Коркина в области физической культуры и спорта. Занесен в Книгу Почета г. Якутска (1966). Заслуженный работник физкультуры и спорта РС(Я) (1996). Почетный гражданин Чурапчинского улуса. Отличник физической культуры и спорта Российской Федерации. Лауреат республиканского движения «2000 добрых дел», стипендиат международного детского Фонда «Дети Саха-Азия» (2001), лауреат спорта ХХ века, почетный работник ДСО «Урожай».

Ушел из жизни 29 августа 2021 г.

Поделиться: