Якутия радиоактивная – когда минует нас эта опасность?

Недавно получил в дар от своего старшего товарища, одного из выдающихся людей нашего времени – общественного эколога, журналиста, писателя И.С.Бурцева его новую книгу «Якутия радиоактивная». Название ее как нельзя более точно передает нынешнее состояние нашей республики в плане обеспечения ее экологической безопасности. Будучи патриотом своей республики, беспокоясь за свой народ, Иван Семенович написал и на свои личные сбережения издал плод своего многолетнего труда – книгу формата А4, объемом 152 страницы и тиражом в 650 экземпляров в издательстве «Сахаада» нашего друга Гаврила Стручкова.

Книга особенно актуальна в свете последних событий, когда правительство страны вознамерилось построить в Усть-Янском улусе атомную электростанцию стоимостью 80 млрд рублей для использования ее мощностей при извлечении золота на сумму 25 млрд рублей на месторождении Кючус. Начинается разработка месторождения «Томтор», где содержатся редкоземельные элементы. Падают на наши сельские районы остатки отработанных ступеней ракет с космодрома «Восточный». Нынешние беспрецедентные лесные пожары показали всю уязвимость экологии и без того пострадавшей от воздействия алмазной промышленности и Вилюйской ГЭС Западной Якутии в случае, если огонь затронет места подземных ядерных захоронений и стоящего на корню зараженного радионкулидами мёртвого леса в радиусе сотен километров вокруг саркофагов «Кристалл» и «Кратон-3».

Хотя Иван Семенович Бурцев по образованию – геофизик, геолог, нет никакого сомнения в том, что он является одним из первых специалистов по ядерной безопасности в республике, к тому же самым осведомленным в вопросах всех проведенных в Западной Якутии подземных ядерных взрывов и их последствий. Тем более что он в 1996 г. возглавил созданное им самим по распоряжению первого президента РС(Я) М.Е.Николаева Управление ликвидации воздействий радиации. Указом следующего президента РС(Я) В.А.Штырова № 1009 от 18 июня 2003 г. это жизненно необходимое управление было ликвидировано.

В 70-80 гг. минувшего века в нашей республике были проведены 12 ядерных взрывов (10 из них в Западной Якутии), как сообщалось, они были выполнены в научно-производственных целях. В декабре 1995 г. по настоятельному требованию бывшего в то время начальником отдела Государственного комитета РС(Я) по чрезвычайным ситуациям И.Бурцева была создана государственная комиссия, куда вошли ведущие радиологи страны, представители Минатома, ученые и специалисты нашей республики. Согласно выводам комиссии, два из этих взрывов – «Кристалл» (2.10.1974 г., в двух с половиной км от г.Удачный) и «Кратон-3» (21.08.1978 г., в 38 км от поселка алмазников Айхал, в 60 км от крупного алмазного города Удачный и в 160 м от реки Марха) официально признаны аварийными. Под руководством ставшего уже начальников УЛВР Бурцева была разработана соответствующая программа по ликвидации последствий аварии, были предусмотрены финансы, однако до конца эта задача так и не была выполнена, так как УЛВР было закрыто. Иван Семенович до сих пор не забывает про нее, бьет тревогу, но сегодня его единственным оружием остается ручка – старый эколог пишет письма во все инстанции, пишет статьи, которые публикуют только независимые СМИ – газета «Туймаада» да отдельные сайты. Официозные СМИ его полные боли письма не печатают. Между тем, имеющий громадный опыт природоохранной деятельности ветеран не просто критикует упущения промышленников и контрольных органов, он предлагает пути решения проблем, подсказывает наиболее оптимальные и приемлемые варианты. 

От запускаемых с космодромов «Байконур» и «Плесецк» ракет падали на эти районы, ставшие необъявленным плацдармом для космических испытаний, фрагменты отделяющихся частей, опять-таки несшие в себе смертельную начинку. В последние годы над Алданским и Вилюйским улусами проходит официально утвержденная аварийная зона трассы (АЗТ) стартующих с космодрома «Восточный» в Амурской области ракет. В эту зону попадают свыше 30 населенных пунктов, постоянно посещаемые людьми места, фермерские хозяйства, сенокосные, охотничьи угодья, особо охраняемые территории, резерваты и т.д. Республики Саха (Якутия). Как утверждают в Роскосмосе, отделяющиеся части не несут смертельно ядовитого гептила, но кто даст гарантию, что они не могут стать источником лесных пожаров, которые в последние годы стали настоящим бичом божьим? Иван Семенович пишет письма, ставит аргументированные вопросы, но подробного разъяснения населению или опровержения опасности от этих ведомств он не получает.

В книге видна основательная подготовленность автора. Я знаю это не понаслышке, так как сам был свидетелем того, что он в процессе подготовки книги обращался за материалами и консультациями к самым признанным российским корифеям ядерной тематики. Один только перечень использованной литературы составляет 11 страниц – это более 250 наименований документов и книг, большинства из которых не было в открытом доступе. 

Вместо обзора книги приведу обширную цитату из книги, которая фактически полностью передает основное содержание вызывающих тревогу проблем ядерного характера в нашей республике. Научному сообществу Якутии и экологической общественности необходимо принять безотлагательные меры по ликвидации последствий так называемых мирных ядерных испытаний на территории Западной Якутии.

Владислав КОРОТОВ.

ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ

(И.С. Бурцев, Якутия радиоактивная, — Якутск, «Сахаада», 2021. сс. 94-97)

Имея на руках почти все последние официальные документы, считаю, работы по обеспечению радиационной безопасности в республике не завершены, проблемы до конца не решены.

Факты

АК «АЛРОСА», обязанная приступить к реабилитации территорий аварийных ПЯВ, долго тянула и все откладывала, хотя как уже писали, проекты реабилитации территорий Государственной экспертной комиссией были рекомендованы к реализации в 2004 году. Общественный экологический комитет «Вилюй» не смирился с таким отношением к делу АК «АЛРОСА». Комитет с бездействием МОП РС(Я) также не был согласен, считая, что оно, как заказчик, должно требовать реализации проектов и контролировать выполнения работ. Со стороны комитета «Вилюй» писались письма-требования немедленно приступить к реабилитационным работам. АК «АЛРОСА» к работам приступила только в 2006 г. на объекте «Кристалл», а на объекте «Кратон-3» – в 2007 г.

В начале, когда МОП РС(Я) по Указу В. Штырова стало правопреемником УЛВР, еще теплилась какая-то надежда в выполнении начатых, но еще не реализованных его планов. К сожалению, этого не случилось, МОП РС(Я) не только мало делало по обеспечению радиационной безопасности, но еще и занималось обманом, искажением фактов, постоянно докладывая «об удовлетворительной радиационной обстановке в республике».

Требования проектов реабилитации грубо нарушены: не пробурены наблюдательные скважины; должным образом не установлены предупредительные знаки на металлических столбах о радиационной опасности; территория не огорожена колючей проволокой; не обустроены геохимические траншеи, заполненные цеолитовым материалом. Об обустройстве много раз говорилось на разных заседаниях, в 2001 г. была рекомендация госэкспертизы МОП РС(Я) строить барьер. Государственная экспертная комиссия, организованная Управлением природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР РФ по Республике Саха (Якутия) в 2004 году, после экспертизы проектов в своем Заключении также настаивала на обустроении геохимического барьера. В 2010 г. на НТС МОП РС(Я) также было сказано: разработать строительство барьера. Тем не менее, АК «АЛРОСА» при реабилитационных работах все это игнорировала, а МОП РС(Я) не настаивало его строить. В общем итоге часть проектных работ не выполнена. Возмутительно то, что МОП РС(Я) приняло незавершенные работы и заявило о реабилитации территорий в 2006 году на объекте «Кристалл», а в 2007 году на объекте «Кратон-3». Свидетельством тому – редкие и неполноценные мониторинговые работы показывают продолжение миграции радионуклидов в окружающую среду. Эти факты подробно отражены даже в «Государственном докладе о состоянии и охране окружающей среды РС(Я) в 2012 году», составленном самим МОП РС(Я). Это – через 5-6 лет после принятия реабилитационных работ. А через 12 лет после реабилитации на объекте «Кристалл» положение такого же рода. В Госдокладе МОП РС(Я) от 2019 г. пишут о том, что «из недр поступает подземный рассол с радионуклидами», «саркофаг» и породы навала находятся в талом состоянии и не препятствуют водному переносу радионуклидов из недр в местную гидросеть», «по бортам долины реки Далдын и низовья р. Сытыкан выявлены признаки выхода подземных рассолов, предположительно, стекающие из полигонов подземного захоронения», «… столбы начали заваливаться, колючая проволока во многих местах порвана и валяется на поверхности земли, колючая проволока не решает проблему по ограждению объекта от посещения людей, но опасна для диких зверей». Это – на объекте «Кристалл».

В каком состоянии находится объект «Кратон-3», мы в данный момент не знаем, хотя в 2020 г. какие-то работы там проводились. На свой запрос по этому поводу Заслуженный врач РФ Н.Николаев (бывший главный врач Малыкайской больницы) ответа не получил. Ему заявили о том, что данные могут дать только по разрешению министра С.Афанасьева. Мы полагаем, что там улучшения экологической обстановки нет и поэтому не хотят делиться результатами последних наблюдений.

На местах разведки и добычи урана работы практически не ведутся. На центральном Алдане, где 1 млн. урановые руды оказались на дневной поверхности, мы уже писали. Там на рудных отвалах в данное время МЭД составляет 220-1200 мкР/ч. На участке «Лунный», где в рудах большое содержание урана, добывают попутное золото и серебро, а урановую руду складируют в долине реки. В 2019 г. сотрудники Института биологических проблем криолитозоны СО РАН на поверхности отработанных рудных штабелей фиксировали МЭД от 72 до 320 мкР/ч. Идет вторичное дополнительное загрязнение местности. Со стороны МОП РС(Я) при этом никаких предписаний или предложений не делается. Каким образом добытчиками получена лицензия и как они относятся к обеспечению радиационной безопасности, почему-то в республике никого не интересует.

В Олекминском улусе на местах разведки уранового месторождения для реабилитации территорий УЛВР в свое время добился ТЭО, но не успел провести дальнейшие работы, обеспечивающие радиационную безопасность. Этой проблемой дальше никто не занимается.

До 1998 года при каротаже геологоразведочных скважин имелись 37 случаев обрыва троса и утеря радиоизотопных источников разной мощности излучения. В других областях их извлекают и сдают в пункты хранения, а в нашей республике надзорные органы пока этим не занимаются.

Уникальное редкоземельное месторождение «Томтор Таас» скоро будет осваиваться. Кроме ценных редких металлов, там попутно в большом количестве имеются опасные для жизни уран, торий и таллий. Там, до разработки месторождения, должны были вестись опережающие работы для их оценки и приняты меры безопасности. Такая работа не ведется.

Компания «Таас-Юрэх Нефтегазодобыча» на центральном блоке Средне-Ботуобинского месторождения уже начала добычные работы. Там были выявлены попадания радионуклидов в нефть из полости, проведенных там ПЯВ. УЛВР дальнейшие уточняющие работы также не успел провести. Более углубленные исследования должно было осуществить МОП РС(Я), как преемник УЛВР, но не ведет полноценных работ. По крайней мере МОП РС(Я) обязано было известить о радиационной ситуации добывающую компанию. Остаются не изученными и неоцененными отвалы разработки монацитовых месторождений на трассе Алдан- – Нерюнгри («Васильевка»). Там около трассы, на месте, где многие останавливаются, где часто устраивают пикники, зафиксированы большие опасные для здоровья показания, связанные с наличием тория. Аномальные величины мощности дозы гамма-излучения на отдельных участках достигает 180-460 мкР/ч, что превышает фон в 9-23 раза. Около бывшей обогатительной фабрики на поверхности зафиксировано самое высокое значение мощности экспозиционной дозы гамма-излучения – 1600 мкР/ч. МОП РС(Я) на эти факты также не обращает должного внимания.

На Алтае никогда не проводили ПЯВ, не испытывали ядерное оружие, как у нас, но мудрые специалисты, особенно медики, добились компенсации за ущерб здоровью жителей, нанесенный далеко находящимся Семипалатинским полигоном. В 1992-1993 гг. Правительство РФ им выделило 97 млн. долларов, затем еще добавило 14 млрд, рублей по курсу того периода. В 1993 г. возле Томска на Сибирском химическом комбинате случилась авария, которая сопровождалась выбросом радиоактивных веществ в окружающую среду. Пишут, что авария по масштабу несопоставима с Чернобыльской, но опять же патриоты области вышли на защиту своего края и всего за один год добились реабилитации загрязненных территорий. В отличие от нас они – экологи, ученые, медики, общественность вовремя спохватились, подняли специалистов, не стали равнодушно смотреть на этот случай. Они не стали копаться в нормативах, искать оправдания, просто считали – такого выброса и его продуктов на их земле не должно быть! Хоть малого, хоть большого! Эту аварию они считают «преступлением на многие века». В Томской области радиоактивное облако оставило след протяженностью 30 км (от «Кристалла» и «Кратона-3» след протянулся на тысячи км); загрязнение почвы плутонием-239, 240 у них после аварии превышало фоновую в 4 раза (на «Кристалле» превышение над фоновым – 35 000 раз! На «Кратоне-3» этот радионуклид в почве 1000 раз превышает глобальный уровень даже после реабилитационных работ). Эти сравнительно небольшие показатели томские экологи считают недопустимыми. Мы тоже в свое время планировали, даже пытались ставить вопросы компенсации. Но сначала нужно было провести полноценные реабилитационные работы на аварийных ПЯВ, разобраться с урановыми отвалами, собрать фактические, неопровержимые доказательства. Хотя законов, нормативных актов, разного рода указов было издано множество, но в России бюрократический аппарат живучий, требовалось проведение большого объема подготовительных работ.

Версии

— вполне возможно, идет существенная миграция искусственных радионуклидов из полости ПЯВ в соседние коллекторы и есть угроза заразить добываемый продукт (нефть и газ) на Средне-Ботуобинских НГКМ;

— испытания ядерного оружия на Новой Земле и ПЯВ, проведенные на территории Якутии, могли ухудшить озоновую зону и вызвать различные заболевания, в том числе глазные (катаракта), которые стали массовыми среди населения;

— радиоактивное облако от аварии «Кратона-3» достигло среднего течения р. Марха и ушло дальше. Более тяжелые радионуклиды выпали недалеко от эпицентра, а более легкие ушли дальше;

— жители сел по р. Марха в первый период аварии вероятно получили определенную внутреннюю дозу облучения через продукты питания, особенно за счет радиоактивного йода;

— отсутствие своевременного предупреждения об аварии, употребление зараженных радионуклидами местных сельскохозяйственных продуктов, мяса диких животных, дичи, рыбы, дикорастущих ягод в последующем, вероятно, привели к общему ослаблению иммунной системы, заболеваниям, особенно щитовидной железы среди жителей Западной Якутии;

— не завершенные реабилитационные работы на аварийных объектах «Кристалл» и «Кратон-3», видимо, будут дальше способствовать миграции опасных для жизни радионуклидов в речную систему Далдын – Марха и подземный рудник (шахта) на алмазоносной трубке «Удачная»;

— отказ от утилизации погибшего от дозовой нагрузки леса («мертвого») на 160 га на аварийном объекте «Кратон-3» остается чрезвычайно опасным для людей, окружающей среды в случае возгорания;

—           отказ от обустройства геохимического барьера — траншей, заполненных цеолитами, будет способствовать дальнейшей миграции опасных для окружающей среды радионуклидов в бассейн р. Марха.

Резюме

Выше приведены основные виды фактически начатых, но своевременно не завершенных работ по обеспечению радиационной безопасности на территории Якутии. Также приведен ряд версий, которые нуждаются в уточнениях и в случае их подтверждения обязательны для устранения. Эти работы обязано продолжить и полностью завершить нынешнее Министерство экологии и природопользования Республики Саха (Якутия), т.е. бывшее Министерство охраны природы Республики Саха (Якутия). Это долг профильного министерства перед нынешним населением республики и его будущим поколением

А пока это министерство в своем Госдокладе пишет: «В 2019 году новых радиационных аномалий и загрязнений на территории республики не зарегистрировано, радиационная обстановка на территории Республики Саха (Якутия) в 2019 году оценивается как удовлетворительная». За 2020 г. Госдоклад ими еще не написан, но вероятно эти же слова повторятся. С этим никак нельзя мириться, со стороны руководства республики, а также общественности нужны более конкретные требования к министерству, чтобы оно выполнило поставленные перед ним задачи.

Наконец, я убежден в том, что ядерной войны не будет, особенно учитывая то, что инициатором создания МАГАТЭ при ООН в 1957 г. выступил президент США Д. Эйзенхауэр. Профессор Д. Пирс из Мичиганского университета доказал, что «любое, даже одностороннее применение ядерного оружия в итоге скажется на самом государстве, которое нанесет удар».

Так что нам всем, живущим на этой планете, нужно очиститься от радиоактивной грязи и беречь наш «общий дом».

Поделиться: